EUR 29.80/30.30
USD 25.65/26.00
Понедельник, 17 апреля 2017 20:04

Сила и гибкость ЕС

Наблюдая за развитием Европейского Союза, можно невольно прийти к выводу, что этот проект пребывает в постоянном кризисе. Даже идейный отец “все более тесного объединения европейских народов” Жан Моне отмечал, что “Европа будет выкована в результате кризиса, представляя собой сумму решений этого кризиса”. Однако сейчас дела у Европейского Союза, отметившего 25 марта свою 60-ю годовщину, обстоят особенно плохо.

Экономика и евро
Несмотря на возобновление экономического роста и стабилизацию еврозоны, темпы прироста ВВП все еще низки, особенно в Средиземноморских странах, а безработица продолжает увеличиваться. Греция балансирует на грани дефолта, тревогу участников рынка вызывают также Италия и Франция.

Государственные долги всех членов ЕС по-прежнему высоки, а реализация структурных реформ застопорилась. Страны зоны евро так и не сумели завершить процесс построения Банковского союза и Централизованного фонда спасения проблемных банков во главе с кредитором последней инстанции — Европейским центральным банком.

Финансовый кризис 2009 г. обнажил два слабых места единой валюты Европы. Во-первых, финансовая дисциплина и экономическая стабильность в странах, которые присоединялись к еврозоне в 1990-х годах, были не на высшем уровне, что позже сказалось на их конкурентоспособности и росте ВВП.

Во-вторых, только в разгар кризиса была создана законодательная и финансовая база для оказания помощи национальным правительствам, которые столкнулись с угрозой дефолта. Европейский стабилизационный механизм начал действовать только с 2012 г., когда были успешно реализованы программы финансовой помощи Греции, Ирландии, Португалии, Испании и Кипру.

В целом, по сравнению с США и Великобританией еврозона слишком быстро сократила государственные расходы и повысила налоги, слишком неспешно решает проблемы банков, обремененных непосильными долгами, и слишком нерешительно внедряет структурные реформы для повышения конкурентоспособности на рынках.

p 10Что касается единой валюты, сравнительно неплохо она работает в 16 странах еврозоны, однако три оставшихся вызывают опасения: Греция, Португалия и Италия, как самая проблемная.

Будущее евро вызывает глубокие разногласия между странами — лидерами ЕС — Францией и Германией. Французы хотят дополнить Банковский союз системой страхования вкладов и банковского надзора, создать бюджет еврозоны, парламент еврозоны и собственные долговые инструменты, что рассматривается Германией как попытка потратить деньги немецких налогоплательщиков на потребности расточительных стран.

Немцы также не разделяют стремления французов к гибкости в налогово-бюджетной политике, предпочитая строгую дисциплину и проведение реформ.

Нестабильность внутри и снаружи
В Нидерландах, Франции, Германии повышается популярность политических партий, настроенных против единой валюты или членства в ЕС. Правительства Венгрии и Польши уже несколько лет систематически нарушают европейское законодательство. Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй объявила о начале двухлетнего процесса Brexit — выхода страны из Европейского Союза в соответствии с результатами референдума, проведенного в июне прошлого года.

Brexit может стать для Великобритании более болезненным, чем для остальных 27 стран ЕС, и представляет угрозу для будущего ЕС. Некоторые политики в других странах открыто заявили, что хотят последовать примеру британцев. Рейтинги популярности ЕС в других странах-членах остаются предельно низкими.

Огромной проблемой является миграция. Количество мигрантов с Ближнего Востока и Африки значительно сократилось, но главным образом это обусловлено сомнительной двусторонней сделкой с Турцией по закрытию транзитного маршрута в Грецию, условия которой могут быть в любой момент нарушены президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом.

p 11Сотни потенциальных мигрантов каждую неделю прибывают в Евросоюз по Средиземному морю в лодках, распределение беженцев создало серьезное напряжение между странами — членами ЕС. Германия особенно возмущена практически полным отказом стран Центральной Европы принимать беженцев.

Работа по укреплению внешних границ ЕС была неэффективной. Внутри Шенгенской зоны во многих странах пришлось возобновить пограничный контроль, что в некоторой степени ограничивает свободу передвижения европейцев.

Масла в огонь подливает ухудшающаяся геополитическая обстановка. Беспорядки и война на Ближнем Востоке и в Северной Африке были одной из главных причин резкого притока мигрантов. Агрессивная политика России при президенте Владимире Путине рассматривается как прямая угроза, особенно в Восточной Европе.

Президент Турции Реджеп Эрдоган постепенно отказывается от своих стремлений к членству в ЕС и отвергает европейские демократические ценности.

Но самое главное — новый президент США Дональд Трамп высказал свое враждебное отношение не только к многосторонней свободной торговле и мусульманским иммигрантам, но и к самому Европейскому Союзу, одобряя решение Великобритании о выходе из него и призывая другие страны последовать ее примеру.

Многоскоростная и многоуровневая Европа
Лидеры европейских государств ищут пути решения существующих проблем, выбирая из трех возможных вариантов. Первый состоит в том, чтобы, последовав совету Жана Моне, продолжить сближение и теснее интегрироваться.

p 12Бывший премьер-министр Бельгии и лидер либеральной группы в Европарламенте Ги Верхофстадт в своей книге “Последний шанс Европы” пишет, что проблемы ЕС возникают в основном на национальном уровне и более тесные связи на союзном уровне могли бы их решить.

Однако с таким развитием событий не согласны ни избиратели, ни политики большинства стран-членов, и Brexit стал ярким тому примером.

Второй вариант состоит в том, чтобы замять проблему и оставить все как есть. В конце концов экономический кризис позади, единый рынок построен и сможет пережить выход Великобритании и даже Греции из ЕС.

На международной арене страны ЕС достигли определенных успехов в введении санкций против России и в ядерной сделке с Ираном, а также консолидировали усилия в борьбе с терроризмом.

Этот путь эксперты называют наиболее вероятным, хотя и не самым лучшим. Незавершенный валютный и банковский проект, нестабильная политическая ситуация в большинстве стран-членов создают высокие риски новых витков европейского кризиса. Как заявил в январе изданию “Der Spiegel” Зигмар Габриэль, министр иностранных дел Германии, “мысль о развале ЕС больше не является неве­роятной”.

Третий, наиболее правильный и сложный вариант предполагает полное переосмысление европейского проекта, создание гибкого формата взаимодействия между государствами. Во-первых, немногие из 27 стран — членов ЕС поддержат после Brexit более глубокую политическую и экономическую интеграцию.

p 12. 1Во-вторых, эти 27 стран интегрированы в ЕС по-разному: все они работают на едином рынке, 26 стран — в банковском союзе, 21 — в Шенгенской зоне, другие 21 — в НАТО, 19 — в зоне евро.

В-третьих, Европа — это не 28 членов ЕС, это 48 стран. Страны, не входящие в ЕС, стремятся построить с ним особые отношения, а некоторые из них, как и Украина, уже придерживаются определенных договоренностей.

Идея состоит в том, что страны Европы должны двигаться с разной скоростью и не всегда к одной цели. Впервые эта мысль прозвучала в 1975 г. в отчете премьер-министра Бельгии Лео Тиндеманса, который создал концепцию “двухскоростной” Европы.

В 1994 г. премьер-министр Франции Эдуард Балладюр предложил сформировать Европу в виде трех концентрических кругов: внутреннее ядро — страны с единой валютой, средний слой — остальные страны — члены ЕС и внешний слой — страны, которые не входят в состав ЕС, но имеют с ним тесные связи.

На саммите ЕС на Мальте 3 февраля 2017 г. канцлер Германии Ангела Меркель впервые признала концепцию “мультискоростной” Европы оптимальным и неизбежным путем развития. Лидеры Франции, Италии, Испании и Мальты немедленно поддержали этот курс, предполагающий, что не все страны одновременно должны участвовать в определенных интеграционных процессах.

Союз 28, а точнее, 27 стран, значительно отличается от первоначального клуба из шести стран. Уже существует множество прецедентов отхода стран от общепринятой политики: от крупных (членство вне зоны евро, общей политики безопасности и обороны, Шенгена) до незначительных (контроль Дании и Австрии за покупками иностранцами недвижимости, отступление Швеции от правил продажи алкоголя). В какой-то степени “многоуровневая” Европа существует уже давно.

Оппозиционеры идеи “мульти­скоростной” Европы побаиваются двух возможных последствий. Во-первых, страны, находящиеся вне “центрального ядра” зоны евро, могут почувствовать себя аутсайдерами, поскольку ключевые решения будут приниматься именно центральной группой стран.

Во-вторых, в условиях отсутствия единых принципов и правил существует риск медленного, но верного развала ЕС. Однако преимущества нового подхода намного превышают недостатки.

На самом деле многим странам будет выгоднее оставаться в стороне от сделок, к которым они не готовы, а не идти на жертвы ради равенства. Как говорил бывший министр иностранных дел Дании Уффе Эллеманн-Йенсен, “быть или не быть — вот в чем вопрос; быть и не быть — вот в чем ответ”.

В связи с этим уместно будет вспомнить басню Эзопа о дубе и тростнике. Мощное дерево долгое время насмехалось над тонким тростником, который сгибался от каждого порыва ветра. Но однажды сильная буря выкорчевала дуб с корнем, тогда как тростник остался невредим. Его сила была в гибкости.

Татьяна Буй

Дополнительная информация

  • Номер: Бизнес №16 от 17.04.2017
Прочитано 150 раз
Другие материалы в этой категории: « Портрет недели 3-9 апреля Колониальные наклонности »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
ШАРЖИ 
« Июль 2017 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
КОЛУМНИСТЫ БИЗНЕСА
ОПРОС 
Где вы собираетесь провести отпуск этим летом?